• /
  • /
Гонорар успеха – это вознаграждение юриста, представляющего
интересы доверителя в суде, которое он получит в случае благоприятного
исхода дела. Как правило, такая оплата юридических услуг поставлена в
зависимость от взысканной представителем суммы в пользу клиента. Данная
система оплаты распространена как в англоскасонской, так и в романо-
германской правовых системах в связи с тем, что стимулирует юристов к
блее скрупулёзной работе над делом. Появление такой конструкции в
Российской Федерации породило множество споров в правоприменительной
практике. Точку в этом споре поставил Верховный суд РФ, который встал на
сторону юридической компании, взыскавшей с клиента вознаграждение за
выигрыш в деле, признав таким образом законным включение в договор
условия о гонораре успеха. Между ООО «Центр защиты коммерческой
тайны «Инфотайн» (исполнитель) и ООО «Научно-производственная
компания «Волвек Плюс» (заказчик) был заключён договор об оказании
юридических услуг. Договором было предусмотрено, что оплата состоит из
двух частей: фиксированная – 60 тыс. руб., переменная – 10% от взысканной
суммы в пользу заказчика. Суд удовлетворил требования ООО «Волвек
Плюс» и взыскал 7,32 млн. рублей. А значит, вознаграждение юристов
составило 732 тыс. руб. Заказчик отказался оплатить услуги, поэтому
исполнитель обратился в суд. Ответчик посчитал требования истца
необоснованными, ссылаясь на ничтожность соответствующего пункта
договора, предусматривающего выплату гонорара успеха. Свою позицию он
мотивировал п.3.3 Постановления Конституционного суда РФ № 1-П от 23
января 2007 года. В силу конституционных принципов и норм, в частности
принципов свободы договора, доступности правосудия, независимости и
самостоятельности судебной власти, состязательности и равноправия
сторон, предполагается, что стороны в договоре об оказании правовых
услуг, будучи вправе в силу диспозитивного характера гражданско-
правового регулирования свободно определять наиболее оптимальные
условия оплаты оказанных услуг, в том числе самостоятельно
устанавливать порядок и сроки внесения платежей, не могут, однако,
обусловливать выплату вознаграждения принятием конкретного судебного
решения: в системе действующего правового регулирования, в том числе
положений гражданского законодательства, судебное решение не может
выступать ни объектом чьих-либо гражданских прав (ст. 128 ГК РФ), ни
предметом какого-либо гражданско-правового договора (ст. 432 ГК РФ).
Однако суд первой инстанции в своем решении указал, что Постановление
Конституционного суда РФ № 1-П от 23 января 2007 года, а также п. 6
Информационного письма Президиума ВАС РФ № 121 от 05.12.2007 г. и
Постановление Президиума ВАС РФ № 16291/10 от 04.02.2014 года не
исключают возможность существования различных способов определения
размера вознаграждения представителя, в т. ч. посредством установления процента от цены иска. А довод ответчика о завышенном размере оказанных
услуг был признан судом несостоятельным ввиду установленного ст. 421 ГК
РФ принципа свободы договора. Суды апелляционной и кассационной
инстанции решение Арбитражного суда Челябинской области оставили без
изменения.